Chekhov

Геннадий Хазанов и Федор Добронравов в спектакле «Спасатель» по пьесе Норма Фостера / Павел Подкладов, Журнал «Подмосковье»

Дата публикации: 15 марта 2017 г.
Издание: Журнал «Подмосковье»
Автор: Павел Подкладов

СПАСАТЕЛЬ, ЛЮБОВЬ И КЁРЛИНГ

Дом престарелых. Здесь коротает свои денечки - последние, как ему представляется - симпатичный, но махнувший на себя рукой старичок с больным сердцем и печальными глазами. За ним присматривает дочь, которая работает в этом приюте менеджером. Она окружила его такой дотошной заботой, что даже ему - разнеженному и слабому - она кажется чрезмерной и навязчивой. В былые годы старичок - в прошлом успешный дантист, спортсмен, чемпион страны по кёрлингу, судя по всему, был не дурак по части женского пола. И однажды ради симпатичной дамочки бросил семью. Дочь это забыть не может и, тем не менее, относится к папеньке с неприкрытой нежностью. И вдруг на их горизонте появляется новый «постоялец» дома престарелых - пожилой, но еще вполне «в соку» мужичок - веселый, разбитной, неунывающий, склонный побалагурить. Таких, как он, в 60-е и 70-е у нас называли «клёвыми чуваками». Он даже не прочь приударить за дамами, что у него, судя по его же рассказам, получается весьма недурственно. Только не понятно, что его привело в этот приют?! Вроде, пока не стар, на вид здоров, как бык, оптимистичен: все время подтрунивает над собой и окружающими, похохатывает... Его обуревает жажда деятельности, и он решает, что его новым «проектом» должно стать спасение от тоски и уныния упомянутого выше старичка. Проект в конце концов увенчивается успехом. Но какой ценой? Это вам предстоит узнать на спектакле Театра Антона Чехова «Спасатель» по пьесе Норма Фостера. Поставил его худрук Леонид Трушкин, а главные роли тех самых старичков, о которых сказано выше, сыграли знаменитые шоумены, народные артисты России Геннадий Хазанов и Федор Добронравов.

Но «шоу», которое они вместе с режиссером предлагают зрителю на этот раз не очень веселое и даже трагикомическое. Это повествование о нашей жизни, о непростых взаимоотношениях людей независимо от того, где они живут: в Майами или Сыктывкаре. О том, как в наше сумасшедшее время людям, особенно пожилым, нужно внимание и тепло. Но самое главное - понимание. В одном великом фильме сказано: «Счастье - это когда тебя понимают». Герои спектакля пытаются понять ближнего и подарить это счастье друг другу. Надо отдать дань смелости Леонида Трушкина, который пошел на определенный риск. Ведь зритель (особенно не московский), увидев знаменитые имена в афише, решит, что его будут развлекать веселыми шутками и «ужимками с прыжками». Но не тут-то было! Несмотря на то, что жанр обозначен как «смертельная комедия», комедии здесь не так много, как того многие, наверное, ждут. А уж о смерти, конечно, не задумывается никто, и ее упоминание в афише воспринимается как фигура речи, не более того...

Оказалось, что автор пьесы Норм Фостер - это совсем не Рэй Куни и не Ноэл Коуард. (Хотя я вовсе не умаляю заслуг обоих классиков жанра комедии положений). Иногда на «Спасателе» даже приходилось слышать хлюпанье носами и видеть, как здоровые мужики прячут глаза от спутниц, стесняясь «скупой мужской слезы». Хотя, конечно, и веселого в этом спектакле тоже немало. Потому что пьеса в целом написана ярко, остроумно и озорно. Иногда даже чересчур, что, однако, вовсе не воспринимается как скабрезность.

Главная причина успеха «Спасателя» - это блестящая игра артистов. Возьму на себя смелость утверждать, что после почти окончательного перехода Геннадия Хазанова с эстрадной на драматическую сцену Барри Саймон - это, пожалуй, самая серьезная его роль, в которой он полностью отошел от наработанных эстрадных приемов. Как бы трогательны ни были его герои в предыдущих спектаклях Леонида Трушкина, в их повадках все же чувствовался тот эстрадный Хазанов, которого знают и любят миллионы зрителей. Здесь же он впервые предстал перед публикой в совершенно не свойственной ему роли трагикомичного, поначалу почти беспомощного старичка с грустными глазами, жизнь которого совершенно не удалась. (Для того, чтобы читатель представил себе этого персонажа, осмелюсь высказать предположение: если бы Л. Трушкин ставил этот спектакль лет 15 назад, он бы непременно предложил эту роль Анатолию Равиковичу. Может быть, персонаж Г. Хазанова - это, как говорят на театре, некий «привет» незабвенному артисту, который блестяще играл в нескольких спектаклях режиссера).

Наверное, это стало открытием и для самого артиста, и для режиссера. Оптимистичный и в определенной степени прямолинейный финал истории, когда он появляется в аляповатом «светофорном» костюме, никоим образом не снижает драматической глубины этого очень узнаваемого и близкого многим людям по духу персонажа...

Полтора десятка лет назад замечательная актриса Ольга Владимировна Волкова рассказывала автору этих строк про то, как ее дед учил внучку актерскому мастерству. Он говорил ей: «Если хочешь стать артисткой, раздели свое лицо ладонью на две части по линии носа. Пускай одна плачет, а другая смеется. Убери руку, и все должно так и остаться». Именно так играет своего Джони Хайнса блистательный артист Федор Добронравов. Сравнительно недавно он буквально сразил меня (и, уверен, не только меня) своим моноспектаклем «...И море» на «Чердаке» Театра сатиры, в котором сыграл старика-рыбака Сантьяго из великой повести Э. Хэмингуэя. (Меня эта его роль не отпускает до сих пор. Не забуду, как сначала на сцене появился суперзнаменитый сериальный шутник и шоумен, одетый в форму какой-то американской бейсбольной команды: в одной руке - бита, в другой мяч. И вдруг бейсболист-шоумен в мановение ока превратился в несчастного, трогательного лохматого старичка-рыбака, мечтающего выловить большую рыбу и прокормить ею много людей). Между тем, Джони Хайнс в спектакле «Спасатель» - вовсе не старый и не несчастный. Напротив: он ярок, импозантен и авантажен.

Он любит жизнь во всей ее полноте, буквально излучает энергию и удаль, которой готов поделиться со всеми окружающими. Он каждый день меняет наряды - один другого ярче - чтобы как-то разнообразить довольно тусклое существование в доме престарелых. И зрителю поначалу кажется, что попал он в этот дом случайно, по какому-то недоразумению. Он все время хохочет и «подкалывает» Барри. Но какие-то странные и подозрительные обертоны в его голосе, похожие на глубоко спрятанные всхлипы или рыдания, подсказывают зрителю, что в жизни этого неунывающего, вызывающе одетого «попрыгунчика» все не так просто. Не буду раскрывать секрет, но по ходу повествования это «не просто» буквально ошеломит зрителя. Скажу лишь, что в финале белый и рыжий клоуны поменяются местами, и от этого ком в горле станет еще больше, чем раньше...

Есть в спектакле еще одно открытие. Если зритель, отправляясь на спектакль, скорее всего, априори предполагает, что мэтры - любимые народные артисты не уронят свою творческую планку и покажут «мастер-класс» актерской игры, то он вряд ли ожидает каких-то сюрпризов от молодой актрисы Дарьи Макаровой, сыгравшей дочь старика Рози Войт. Про актрису во всемирной сети написано кратко: «О ней почти ничего неизвестно, ведь на большом экране она делает свои первые серьезные шаги». К сожалению, я не видел Дарью в сериалах, но ее «первые шаги» на драматической сцене впечатлили. Часто бывает так: достаточно услышать две-три реплики актера со сцены, и тебе становится ясно, насколько он интересен и значителен. Что-то подобное произошло на этом спектакле: не успев еще вдоволь очароваться прелестной юной, стройной женщиной, и лишь услышав ее голос, автор этих строк тотчас оказался, говоря словами Шекспира, прикованным к ней «стальными обручами».

На редкость органичная и пластичная, Дарья, однако, завораживает зрителя не какими-то внешними свойствами - утонченной красотой и актерской техникой, но, прежде всего, благородством души своей героини, как бы высокопарно это ни звучало. Со стороны кажется, что развернуться актрисе в этой роли особо не на чем: практически все действие сконцентрировано на двух главных персонажах. Ан нет: эта славная девушка сразу задела тебя за живое и не отпустила до конца! Известно, что сыграть на сцене любовь труднее всего. Но надо было видеть, какой искренней любовью светятся глаза дочери, когда она общается с отцом! Или ее иронические и очень добрые пикировки с Джони, на которого она тоже перенесла часть тепла своей души! И это при том, что у нее самой в жизни происходит трагедия! Признаюсь, что первый ком к моему горлу подкатил именно в тот момент, когда она признается отцу, что ее бросил муж. Казалось бы: обычная жизненная ситуация, а душа почему-то заныла..

Надеюсь, что общение с мэтрами станет для молодой актрисы неоценимой школой, и ее ждет большое творческое будущее. Уверен, что и спектакль Леонида Трушкина «Спасатель», несмотря на некоторые недоработки, касающиеся, прежде всего, визуального ряда, и вполне естественные для премьеры огрехи в процессе своей жизни «устаканится», обретет уверенность и нужные темпоритмы. Но, при этом не потеряет того душевного трепета, который в него вложен авторами и исполнителями.

Фото Алексея Кошелева

Заказ билетов+7 (499) 241 09 71
Нам важно Ваше мнение! Присоединяйтесь к нам в соц.сетях!
Подписка на рассылку